18.11.2015 «Недобросовестные подрядчики получат «черную метку»

Генеральный директор Фонда капитального ремонта многоквартирных домов Владимирской области Светлана Горшкова: «Недобросовестные подрядчики получат «черную метку»

Фото: Владимира Чучадеева
Как идет капремонт многоквартирных домов во Владимирской области? Пожалуй, нет ни одного собственника квадратных метров в многоэтажках, кого бы этот вопрос не волновал. Сегодня гость «ВВ» - гендиректор Фонда капремонта Светлана Горшкова.

- Программа капитального ремонта многоквартирных домов действует в регионе-33 почти полтора года. Светлана Егоровна, изменилось ли к ней отношение людей?

- Программа капитального ремонта работает, и будущее у нее есть. Да, вначале негатива было много, остается скепсис и сейчас, но он уходит. У людей уже нет категоричного отрицания, они пытаются разобраться, задают вопросы по существу - что нужно делать, чтобы была польза. И по мере того, как мы набираем обороты - делаем все больше объектов, степень доверия граждан растет. Это мы видим по уровню собираемости платежей: начинали с 35%, а сейчас в среднем по области этот показатель - около 80%.

- Председатель думского Комитета по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская говорит, что граждане жалуются на качество капремонта: «Так делают, что лучше бы и не делали». А у нас с качеством ремонта все в порядке?

- Были и у нас такие случаи, но они единичны, и каждый - исправлен. Качеству работ мы уделяем самое пристальное внимание. На всех этапах капремонта идет строительный контроль. В службе заказчика (Фонде. ‑ Прим. авт.) работают квалифицированные специалисты-строители, которые осуществляют как промежуточные проверки (в том числе и по обращениям жителей), так и приемку домов после капремонта.

Мы принимаем дом только комиссионно. В работе комиссии обязательно участвуют выбранный общим собранием представитель жильцов, сотрудники управляющей компании, муниципалитета, стройконтроля и Фонда. Очень часто - и активисты общественной организации «ЖКХ-Контроль». Дом не принимается, пока акт не подпишут все члены комиссии. Последняя проверка Росфиннадзора показала, что наши специалисты прием объектов проводят качественно.

- На что чаще всего жалуются граждане?

- Бывают претензии к материалам или срокам исполнения. Выезжаем, проверяем и, если претензии обоснованы, требуем, чтобы подрядчик все переделал и соблюдал график работ. В Муроме в доме на ул. Льва Толстого именно собственники обратили внимание на проблему: при капремонте кровли произошло обрушение карниза. И хорошо, что обошлось без жертв! Но не могу сказать, что это была вина исключительно подрядчика. При обследовании дома и составлении дефектной ведомости управляющей компанией не было учтено состояние карниза. В итоге пришлось приостанавливать работу, вносить изменения в смету.

Мы приветствуем активную позицию граждан, но не всегда неспециалист может квалифицированно оценить ремонт. Иной раз и вовсе случается «затык» на ровном месте. Во Владимире, на ул. Большие Ременники, 2, шел капремонт фасада с полной заменой балконов. Все рады, все довольны, но один жилец отказался пускать подрядчика в квартиру, потому что недавно провел остекление балкона (кстати, без разрешения БТИ). И сейчас мы имеем дом с новыми балконными плитами, за исключением одной. Подрядчику мы закрываем контракт ‑ он все сделал.

- Насколько хороши наши подрядчики? При запуске программы декларировалось, что предпочтение будет отдаваться владимирским компаниям, имеющим необходимые кадры, технику, страховочный уставный капитал. Так ли это на деле?

- Сегодня у нас сформировалась определенная команда подрядчиков, которым можно доверять и хотелось бы с ними работать и дальше. Добросовестных подрядчиков больше ‑ среди них и иногородние, и местные, но есть такие «конторы», с которыми мы, надеюсь, никогда не встретимся. В городе Суздале, например, мы очень долго избавлялись от московского подрядчика, который пропал после торгов. Нам пришлось подавать на него в суд и проводить повторные торги, что, конечно, сказалось на сроках ремонта.

Однако я бы не стала делить подрядчиков на «наших» и «ненаших». В территориях, близких к Москве, у нас работают некоторые столичные компании, и к ним претензий нет. А есть и местные подрядчики, что понабрали объектов, а обязательства не исполняют. Например, в начале осени у нас торги выиграла владимирская фирма. Мы ждали от земляков качественного и быстрого ремонта. Но подрядчик сделал два дома в областном центре, а от остальных отказался без объяснений. Эти дома будут включены в краткосрочный план на 2016 год. Жители пусть не переживают: деньги на ремонт тоже передаем, если будет скачок цен ‑ увеличим финансирование. Но практика это плохая…

- Такие подрядчики будут получать от Фонда, образно выражаясь, «черную метку»?

- У нас есть постановление губернатора о порядке отбора подрядчиков - в нем все прописано. Подрядчик, с которым Фонд расторг договор или отказавшийся от работы по необъективным причинам, не сможет ближайшие два года участвовать в конкурсе.

- Выгодно ли подрядчикам сотрудничать с Фондом?

- С учетом общей экономической ситуации сотрудничество с нами ‑ это гарантия финансового благополучия организаций-партнеров. Мы обеспечиваем заказом, и при соблюдении подрядчиком условий договора, правильной и своевременной подготовке пакета отчетных документов он получит оплату уже через 5 дней после подачи заявки.

- Много ли домов из плана 2015 года пришлось переносить на следующий год?

- Порядка 10%. И необязательность подрядчиков ‑ лишь одна из причин. Основную проблему породили местные власти, распределив небольшой лимит средств муниципального образования на большое количество домов. Видимо, они работали на свой имидж, пытаясь, как в той сказке, из одной шкуры семь шапок сшить.

Еще одна причина ‑ неадекватность реалиям дефектных ведомостей. У нас много случаев, когда подрядчик, который выигрывает торги, выходит на объект и отказывается от договора, потому что понимает ‑ ему не хватит заложенных средств. Были случаи и полностью противоположные: по ведомости - требуется ремонт, а по факту - работы выполнены.

- Составление адекватных «дефектовок» - чья зона ответственности?

- Управляющих компаний ‑ они за это деньги получают - и органов местного самоуправления. Уверена, что глава администрации может лично побывать на всех объектах, включенных в краткосрочный план.

У нас очень серьезно к теме капремонта относится губернатор. Светлана Юрьевна понимает, что от реализации областной программы зависит качество жизни граждан. И у глав муниципалитетов не получится переложить решение этой задачи на замов и помов. Ежемесячно в АВО проходят совещания с участием глав муниципальных образований, и все вопросы находятся на контроле.

- Изменится ли подход к реализации областной программы в 2016 году?

- Изменится подход к формированию лимитов для МО. Краткосрочный план будет составлен с учетом фактической собираемости в конкретных территориях. Если, например, в 2014-2015 годах Киржачский и Александровский районы, в которых крайне низкая собираемость, получили большую сумму на капремонт за счет других муниципалитетов, то в 2016-м будут тратить только «свои» - в соответствии с Жилищным кодексом не менее 80% и не более 90% от фактически собранной суммы в течение года. Эта информация доведена до всех глав.

У нас уже выстроилась система работы, и в 2016 году будем совершенствоваться. В первом полугодии 2015 года на участие в программе капремонта практически не заявлялись управляющие компании. Сейчас ситуация изменилась. Помогает и созданное некоммерческое партнерство «Мой дом», в которое вошли все подрядчики. Некоммерческое партнерство, созданное по принципу СРО, - это дополнительная гарантия качества.

Возможно, уже в ближайшем будущем будет утвержден новый порядок отбора подрядчиков, разработанный Минстроем по поручению президента. В этом случае все торги будут проходить на электронной площадке. Это другой подход, и к нему должны быть готовы и строители, и Фонд.

- Как вы оцениваете деятельность Фонда с точки зрения экономической целесообразности существования организации? Выполняет ли Фонд свои функции? И выгодно ли нам, налогоплательщикам, его содержать?

- Я руковожу успешной организацией ‑ то есть свое существование Фонд, безусловно, оправдывает. У нас сейчас в штате 37 человек ‑ это меньше, чем у региональных операторов в других регионах, но с работой справляемся. Хотя дополнительные ставки, например в строительном отделе, не помешали бы. Еще раз напомню, что содержание Фонда ‑ обязанность областного бюджета, деньги собственников идут исключительно на капитальный ремонт.

Что касается вопроса о выгоде налогоплательщиков, то ответ очевиден. Большинство собственников никогда не накопили бы на капитальный ремонт своего многоквартирного дома без регионального оператора. И с этой точки зрения я назвала бы нашу областную программу более социальной, чем экономической. Она дает чувство защищенности гражданам и работу строительно-ремонтным организациям, а это и оживление рынка труда, и дополнительные поступления в бюджет за счет налогов.

0.51480102539062